Баррель заморозят до $35

фoтo: pixabay.com

Срaзу oгoвoримся, чтo нaмeчeннaя в Сaнкт-Пeтeрбургe встрeчa нoсит, скoрee, прoцeссуaльный, нeжeли aдминистрaтивный xaрaктeр. Ee учaстники дoлжны пoдтвeрдить, чтo услoвия зaключeннoгo в кoнцe прoшлoгo гoдa мeмoрaндумa «OПEК+» (13 стрaн кaртeля плюс присoeдинившиeся к ним 11 нeзaвисимыx гoсудaрств-экспoртeрoв, включaя Рoссию) выпoлняются с успexoм.

Нa пeрвый взгляд, этo дeйствитeльнo тaк. Нaпoмним, чтo в нoябрe прoшлoгo гoдa OПEК нa сaммитe в Вeнe сoглaсoвaлa сoкрaщeниe дoбычи участников картеля на 1,2 млн баррелей в сутки. Еще 11 добывающих государств, не входящих в организацию, пообещали сократить производство примерно на 600 тыс «бочек» в день. Все ради того, чтобы убрать с глобального рынка «навес» предложения над спросом и поддержать слабеющий баррель.

Как утверждает министр энергетики РФ Александр Новак, данные об уровне добычи сырья в нашей стране свидетельствуют об полном исполнении Россией обязательств перед партнерами по меморандуму. Экспорт нефти из Саудовской Аравии, другого крупного участника сделки, в мае снизился почти на 100 тыс «бочек» в день.

Но при более детальном взгляде на ситуацию, можно отметить первые симптомы грядущего скандала. Согласно данным Международного энергетического агентства, в июне уровень соблюдения соглашения о сокращении добычи «ОПЕК+» упал со 100% до 78%. Некоторый рост цен на нефть позволил странам картеля увеличить доходы от продажи сырья в I квартале на 5%, даже несмотря на сокращение производства на 4%. Во II квартале динамика доходов была менее благоприятной. Тем не менее, подписавшие соглашение о «заморозке» производства добывающие государства компенсировали падение выручки за счет увеличения экспорта. То есть, нажавшие на тормоза страны, в любой момент готовы снять ногу с педали и начать новую гонку — с тем, чтобы не терять добровольно свои рынки сбыта. Это в полной мере относится и к России: как утверждает замглавы Минэнерго России Кирилл Молодцов, наша страна всегда готова к дальнейшему наращиванию добычи нефти даже в нынешних нестабильных условиях.

Охота за добычей

Мало того, отечественные нефтяные компании уже перешли от слов к делу. В июне производство «черного золота» в нашей стране выросло почти на 1%. Пока мы укладываемся в ограничения, предусмотренные венским меморандумом «ОПЕК+», но для преодоления этой планки остался всего 1 млн баррелей в день, дать который способна самая заурядная и ничем не примечательная скважина.

Так наверняка и произойдет. Как предполагает Центральное диспетчерское управление топливно-энергетического комплекса России, в октябре объем суточный добычи в нашей стране составит 11,247 млн баррелей — ровно столько, сколько российские нефтяники производили до подписания договора о «заморозке» производства. Поэтому Молодцов не пускает слова на ветер, говоря о готовности к наращиванию мощностей. Возможный отказ России от этого меморандума подтверждает его шеф Александр Новак, утверждающий, что отказ от этого соглашения выглядит вполне разумным.

Это означает, что мы рубим сук, на котором сидим. Увеличение добычи нашей страной является прямым нарушением соглашения с «ОПЕК+» и превращает этот документ в фикцию. Как утверждает ведущий аналитик AMarkets Артем Деев, без России, на которую приходится около 30% общего объема производственной коррекции, проблема с перенасыщением рынка усилится, что обречет нефтяные котировки на провал ниже $40 за баррель.

Но вслед за Россией, и другие государства, поставившие подписи под соглашением, также могут устроить демарш и взять назад обязательства по добыче, что усилит негативный эффект. Аналогичное настроение, к примеру, проявляет Эквадор, снижение добычи для которого привело к угрозе дефолта по государственному долгу.

Прогнозы относительно крупных добытчиков, не присоединившихся в меморандуму, также смотрятся довольно пессимистично. По оценке Минэнерго США, мировая добыча сырья в ближайшие годы будет расти быстрее, чем спрос, а рынок в обозримом будущем останется в состоянии избыточного предложения. За счет запуска новых проектов в Бразилии и Канаде, а также ренессанса американской сланцевой добычи, на рынок будет поступать 1,4 млн дополнительных баррелей в день в этом году и 1,9 млн — в следующем. Суммарно получается 3,3 млн «бочек» ежесуточно. Напомним, что историческая конференция «ОПЕК+» снизила производство на 1,8 млн баррелей, что почти вдвое меньше потенциального прироста добычи.

В американском Минэнерго считают, что планы Саудовской Аравии и России убрать с рынка профицит нефтяных объемов провалятся. Как полагает ведомство, добыча в США будет расти быстрее, чем предполагалось. В 2017 году американские нефтяники выплеснут на рынок 840 тыс баррелей новых суточных поставок, что в 2,5 раза больше последнего прогноза. Общий объем добычи в США к концу года окажется рекордным и достигнет 9,65 млн баррелей в сутки. В 2018 году этот показатель грозит увеличиться до 10,22 млн баррелей, что превысит нынешние показатели лидера ОПЕК — Саудовской Аравии (9,95 млн).

При этом спрос на нефть внутри Соединенных Штатов будет хоть и медленно, но падать. Закупки местных перерабатывающих заводов снизятся на 100 тыс «бочек» в день, что приведет к падению чистого импорта «черного золота» в США почти на четверть.

Добавим к этому то, что страны, не участвующие в соглашении «ОПЕК+», не гнушаются ставить темпы роста добычи нефти во главу угла. Так, среднесуточное производство сырья в Иране в июне составило около 3,8 млн баррелей. В сравнении с маем, оно выросло на 17%. Более половины экспортного сырья Тегеран отправляет в Европу, которая является одним из основных ценообразующих регионов мира. Ситуацию усугубляет рост добычи нефти в Ливии и Нигерии, которых также как и Иран, картель освободил от участия в венской сделке, на 700 тыс баррелей.

Хочешь мира — готовься к войне

Как полагает аналитик ГК «ФИНАМ» Богдан Зварич, в настоящее время можно назвать два ключевых фактора, способных существенно изменить цену барреля. По его мнению, резко уронить стоимость «черного золота» может прорыв в технологиях альтернативных видов энергетики. Прежде всего, речь идет о ветровой и солнечной программах, плюс резкое увеличение выпуска электромобилей. «Если эти нововведения достаточно быстро технически реализовать и внедрить, то давление на нефть будет очень серьезным, а цены могут надолго уйти ниже $30 за баррель», — отмечает эксперт.

Поднять же стоимость нефти могут, как ни цинично это звучит, техногенные катастрофы, а также военные конфликты и революции в нефтедобывающих странах, или введение в их отношении санкций. И тут можно с большой долей вероятности предположить дальнейшее обострение ситуации на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, что грозит повреждением инфраструктуры добычи и транспортировки углеводородов.

Можно констатировать, что военные конфликты и сейчас присутствуют в этих регионах изобилии. Возьмем, к примеру, войну в Сирии. Еще до начала последнего столкновения между сторонниками официальной власти, умеренной оппозиции и радикалами из запрещенной в России группировки ИГИЛ, норвежская компания, проводившая геологическую разведку в сирийских территориальных водах, открыла 14 нефтяных бассейнов. В том числе, четыре крупных месторождения, которые могут обеспечить добычу нефти, равную кувейтской. Еще несколько залежей по разведанным запасам равны кипрским, ливанским и израильским, вместе взятым. Включив их в собственный производственный потенциал, Дамаск смог бы добывать на глобальный рынок 6-7 млн баррелей в день.

Как полагают многие эксперты, именно за эти ресурсы сейчас и борются все стороны конфликта. Только в случае того, как они доберутся до нефтяных артерий Сирии, положение на рынке может оказаться еще более запутанным. До тех пор, пока существуют военные конфликты в Персидском заливе и других нестабильных регионах, биржевые спекулянты будут играть как на повышение стоимости барреля, так и на его падение. Разброс в ценах может быть ошеломляющим — от обрушения стоимости «бочки» ниже $20, до ее подъема выше $60-70.

Еще одна болевая точка — Катар. Несколько стран Персидского залива, во главе с уже упомянутой Саудовской Аравией, в начале июня объявили Дохе дипломатическую войну и даже экономическую блокаду. Причинами тому стали подозрения Катара в спонсировании «Аль-Каиды», ИГИЛ и «Братьев-мусульман» (все три группировки запрещены в России). Этот конфликт пока не вошел в стадию военной эскалации, но все предпосылки к такому результату налицо. Есть основания полагать, что недостаток поставок катарской нефти на мировом рынке приведет к росту барреля до $60.

Причем, эта цена может быть выше — в случае вооруженного противостояния в Венесуэле. Местная оппозиция при внешней поддержке пытается свергнуть главу государства Николаса Мадуро. Успех в этом конфликте может означать отказ Каракаса от государственного субсидирования топливной отрасли. Литр 95-го бензина в Венесуэле сейчас стоит всего 2 цента — так же, как и на протяжении последний двадцати лет. После победы оппозиционного крыла, эти цены могут вырасти в 100 раз. Биржевые игроки ринутся на венесуэльский рынок и будут совершать сделки по длинным позициям. На время эта инвестиционная активность способна подкинуть баррель до $70-75.

Ветер с Невы

По мнению финансового аналитика FxPro Александра Купцикевича, на ближайшей встрече в Санкт-Петербурге вряд ли кто-то из участников соглашения прямо заявит о выходе из сделки. Но сюрпризы, по мнению аналитика, могут произойти, что поставит под удар всю веру рынков в заключенное в прошлом году соглашение. «Следует смотреть на наиболее крупных участников сделки, таких как Россия и Саудовская Аравия. Их приверженность соглашению способна подавить волнения в картеле», — утверждает эксперт.

В прошлом году сырьевые рынки уже заложили в котировки все текущие обязательства по добыче «черного золота» в государствах, участвующих в меморандуме. Без такого «перезаклада» цены на сырье были бы заметно ниже – баррель теперь бы оценивался в районе $40. Только, как полагает Купцикевич, положительное движение на рынке будет происходить исключительно при появлении новой информации о еще большем снижении производства участниками сделки. Отчеты о выполнении нынешних условий договора больше биржевых игроков не волнуют. Однако гарантий о дальнейшем продвижении в этом вопросе не дают ни Москва, ни Эр-Риад, ни Доха, ни Каракас.

«ОПЕК, равно как и другим участникам меморандума, не выгодно убеждать рынки в будущих сокращениях. Во-первых, вряд ли в это кто-то действительно поверит. Во-вторых, это заверение станет подарком картеля американским производителям, которые смогут без проблем инвестировать в собственную добычу, отобрав у ОПЕК и ее партнеров долю сбытового рынка как внутри США, как и на других площадках. О разрыве соглашения ОПЕК, скорее всего, объявит ближе к концу года, когда бюджет на следующий временной период будет уже сформирован и роль нефтяных цен в нем станет очевидным», — отмечает аналитик.

Вместе с тем, возможно, встреча в Санкт-Петербурге и не станет решающей в процессе ценообразования на сырьевом рынке, ее участники наверняка продемонстрируют свои меркантильные интересы. Одни, как Эквадор, будут давить на отсутствие внутригосударственного интереса к выполнению ограничений до производству сырья, другие, как Иран, Ливия и Нигерия, утверждать, что могут в любой момент нарастить производство и закрыть возможный дефицит.

В таком случае, Россия вместе с Саудовской Аравией оказываются в заложниках собственной величины в сравнении с другими сырьевыми государствами. По мнению начальника аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергея Суверова, у них есть опасность попасть в безвыходное положение. «Роняя добычу, мы сокращаем объемы законтрактованных экспортных поставок. Это грозит оказаться неприятным сюрпризом при расчете кредитных соглашений. Увеличивая производство, Россия поставит себя в тупик — сланцевое сырье из США заполнит рынок, что опустит баррель до $30-35, причем эта отметка станет далеко не последней», — полагает эксперт.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.